СМИ о нас

Готовьте кошельки: что и на сколько может подорожать в Петербурге в 2022 году

«Главное, что следует знать о рынке труда сейчас, — он живет в период острого дефицита кадров. И в 2022‑м это будет ощущаться еще сильнее. Нехватка кадров наблюдается по всем фронтам. Из-за тотальной цифровизации экономики не хватает IT-специалистов. Отток иностранной рабочей силы повышает спрос на линейный персонал и «синих воротничков». А там, где есть повышенный спрос, закономерно будут расти и зарплаты, — говорит директор по развитию бизнеса платформы по работе с самозанятыми «Рокет Ворк» Сергей Сухоставец. — В среднем фонд оплаты труда может вырасти минимум на 10–15%. Драйвером роста будет крупный бизнес. В секторе малого и среднего бизнеса зарплаты будут не расти, а скорее отыгрывать падение за 2020‑й и 2021‑й, когда, по данным аппарата бизнес-­омбудсмена, почти половина предпринимателей урезала зарплаты персоналу».

По словам эксперта, в 2022 году будет сохраняться тренд на «аренду» кадров или аутстаффинг, во главе которой встанут платформы-­агрегаторы. Такая уберизация (замена посредников цифровыми платформами) кадров позволит бизнесу сократить издержки на персонал без снижения производительности и ускорить выход из экономического пике, вызванного коронакризисом. Об этом, как уточняет Сергей Сухоставец, говорит и рост рынка фриланс-­услуг.

«За 2020 год, по данным FL.ru, рынок в России вырос до $41 млрд, в 2021‑м — до $49,2 млрд, в 2022‑м рост может составить еще 20%. Вместе с этим закономерно подрастет и число самозанятых. За 2021 год их количество увеличилось более чем в два раза — до 3,5 млн. В 2022 году темпы прироста с большой вероятностью сохранятся, так как бизнес продолжит определять спрос на удаленные кадры и внештатных исполнителей под разовые проекты и к концу 2022‑го мы увидим по меньшей мере 6 млн самозанятых», — уверен Сухоставец.

Что будет с бизнесом?

Что касается безработицы, по словам Сергея Сухоставца, если в наступившем году не будет жестких ограничений, то и роста безработицы и массового закрытия МСБ мы не увидим.

«Безусловно, кроме коронавируса есть и другие факторы, способные надавить на сегмент, — рост ключевой ставки ЦБ и удорожание кредитов, например. Они будут оказывать определенное давление и на потребительский спрос, и на доступность займов для бизнеса, что в целом может тормозить развитие отрасли. Но массового закрытия бизнеса, как было в конце 2020‑го и начале 2021‑го, мы не увидим», — уверен наш собеседник.

«Всплеска безработицы мы не ожидаем, — согласен с предыдущим экспертом первый вице-президент Союза промышленников и предпринимателей Санкт-­Петербурга Михаил Лобин. — Не планируется закрывать крупные предприятия. Они обеспечены заказами и рыночными потребностями, поэтому безработица будет в пределах 2021 года».

Между тем наш собеседник отметил, что представителям бизнеса и промышленного сектора хотелось бы более взвешенной политики от Минфина и Центробанка.

«Мы каждый год слышим, как Центробанк нарабатывает различные варианты стабилизации инфляции, и никогда еще за историю, которую я наблюдаю, у них это не получалось», — отмечает Михаил Лобин.

Где будут строить жилье?

По словам президента Ассоциации риелторов СПб и ЛО Дмитрия Рубина, в России есть три основных центра притяжения, куда едут люди: Москва, Санкт-­Петербург и Краснодарский край.

«В этих регионах цены на недвижимость будут расти, даже несмотря на обширное предложение. Большую роль играют студенты, которые приезжают учиться в крупные города: в основном они арендуют квартиры, или же родители покупают им жилье, — объясняет эксперт. — В Петербурге будут застраиваться последние пятна земли, пригодные для возведения многоквартирных домов. В ближайшие пять лет город, скорее всего, будет следовать «токийской» схеме, при которой развивается периферия и наблюдается маятниковая миграция между городом и населенными пунктами за пределами КАД. Прежде всего при этом будет развиваться загородная инфраструктура. Санкт-­Петербург в целом будет расти вширь, а не в части уплотнительной застройки. Вместе с этим и городские коммуникации будут развиваться в сторону области».

Дмитрий Рубин отметил и возросшую инвестиционную привлекательность городов-­спутников: Всеволожска, Гатчины, Пушкина, Колпино.

«Наш рынок еще не перегрет, спрос опережает предложение. Инвестиционная привлекательность Петербурга остается высокой, пока что у инвесторов нет веских причин обращать внимание на другие регионы», — говорит наш собеседник.

Что будет с ценами на продукты?

Как сообщил «МК в Питере» вице-президент АО КБ «Юнистрим» Григорий Волис, цены, к сожалению, демонстрируют высокие темпы роста и, скорее всего, полностью обуздать инфляцию в 2022 году вряд ли удастся. Однако надежда есть, так как действия регулятора сфокусированы на стабилизации инфляции.

— Если посмотреть на показатели конца 2021 года, то аналитики прогнозируют рост цен примерно на уровне 8–10%. Безусловно, он будет неоднородным: ­что-то вырастет в стоимости больше, ­что-то меньше. Стоит отметить, что глобальный продовольственный рынок так или иначе, но интегрирован с сырьем. Очевидно, что рост цен на сырье неизбежно влечет за собой удорожание и продуктов, — говорит Григорий Волис. — Цены на продовольственные товары отчасти будут зависеть от действий правительства. Не исключено, что государство воспользуется механизмом субсидирования агропромышленного комплекса и животноводства. Такая поддержка может способствовать стабилизации цен на эти группы товаров. Не будем забывать, что реальные доходы населения падают на протяжении более пяти лет, а значит, рост цен на продукты больно бьет по карману граждан. Поэтому сильно увеличивать цены на такие товары никто не позволит, чтобы не допустить роста социальной напряженности.

Экономическая ситуация непростая в настоящий момент не только в России, но и во многих других странах, включая Европу и США, где также наблюдается высокая инфляция. Но своя рубаха ближе к телу, поэтому нам стоит сфокусироваться на решении своих проблем.

Ждать ли падения руб­ля?

По мнению экономиста Владимира Брагина, курс доллара и руб­ля в ­какой-то степени зависит от восприятия населением и масс-медиа информации о санкциях и тому подобных вещах.

— Грубо говоря, если ситуация будет такая, что все напугаются и побегут продавать доллары, то да, руб­ль ослабнет, — говорит эксперт. — Могут быть ­какие-то кратко­срочные движения по ослаблению руб­ля, но в долгосрочной перспективе руб­ль должен быть ощутимо крепче, чем он есть сейчас, думаю, процентов на 10, а может, и 15.